Коммерсантъ: С русским капитаном в пролив Дрейка

Блог: СМИ о клубе

На пути в Антарктиду российские предприниматели решили не запрещать там туризм



Пол внезапно наклоняется – стул, на котором я сижу за ноутбуком перед иллюминатором, резко опрокидывается. А наклон судна всего-то 18 градусов: волнения океана не больше трех баллов. Уже около суток (с вечера 29 октября по Аргентине) мы вместе с участниками «Первого антарктического саммита предпринимателей» идем по проливу Дрейка от самого южного города мира Ушуайа к Антарктиде на судне ледового класса «Plancius». 600 миль со скоростью 12 узлов в час пройдем примерно за двое суток. Еще пока мы летели в самолете, «осведомленные» товарищи убеждали, что данный маршрут – исключительно для экстремалов, а мол, нормальные люди, плывут или от ЮАР по Атлантическому океану, или от Чили по Тихому, но в ужасный пролив имени знаменитого пирата, где сходятся два океана, стараются не заходить. А когда мне сообщили, что капитан нашего судна русский, то в утомленной дорогой голове сложился ужасный пазл: все «нормальные» люди отказались, и только русский капитан согласился октябре, в самую-самую непогоду вести сумасшедших соотечественников по кратчайшему расстоянию. На самом деле, все оказалось совсем не так. По словам капитана судна Алексея Назарова, путь этот вполне спокойный, и в это время года по нему в обычном режиме ходят туристические суда. Всего же на маршруте Ушуайа — Антарктида работают 20 судов. А вот капитаны в интернациональных командах почти везде, действительно, русские. «У русских капитанов лучший опыт работы во льдах», — поясняет Алексей Назаров, имея ввиду Арктику. Наш «Plancius» ходит под голландским флагом, но есть и российские суда. «Академик Вавилов», «Академик Йоффе», «Полярный пионер» — все бывшие научные суда, переделанные под пассажирские. «Plancius», впрочем, тоже изначально в 1976 году был построен как гидрографическое судно для военного флота Нидерландов. В 2003 году он был модернизирован, и перепрофилирован для перевозки туристов.



Стоит такое путешествие на судне в Антарктиду из Ушуайа на девять дней в зависимости от даты и класса каюты $4-8 тыс. Не так уж и дорого, по сравнению с круизами по теплым морям. Однако, если сюда добавить авиаперелеты Москва-Франкфурт- Буэнос-Айрес- Ушуайа, то для россиян путешествие выходит одним из самых дорогих.

Опасности никакой. Единственное неудобство – качка. Даже на фоне легкого бриза вестибулярный аппарат дает о себе знать. Большинство моих товарищей начали принимать препараты от укачивания, еще не дождавшись отплытия. Иные же наоборот, убеждали, что имеет смысл не травить организм, а «переломаться» и привыкнуть. Мне переломаться не удалось, а принятая «Драмина» тоже не помогла: начало саммита провалялся ничком. Пришлось обратиться к судовому врачу, который наклеил мне на шею специальный пластырь — морская болезнь полностью отступила через три часа.

Когда уже бодрым огурчиком я присоединился к дискуссиям саммита, на которых полным ходом обсуждались глобальные проблемы: в частности, развивать туризм и предпринимательство вокруг Антарктиды или наоборот, запретить уже имеющийся, дабы навсегда исключить любое антропогенное влияние. По результатам голосования сторонники запрета были повержены.

Большинство участников саммита, отправившись на разведку в Антарктиду, весьма смутно представляют, какую пользу для своего бизнеса могут вынести. Зато иные имеют вполне прагматичные намерения. Например, владелец ОАО «Исток» Георгий Четверкин хочет оценить перспективы производимых его компанией ветрогенераторов в экстремальных условиях. Основатель компании ООО «Хомексфарм» Алексей Мартынов везет нашим полярникам на тестирование прибор, компенсирующий отсутствие солнечного света, кровоостанавливающие губки, обеспечивающие сворачиваемость крови при низких температурах, а также прибор для дистанционной диагностики заболеваний. А основатель компании «Волгабас» Алексей Бакулин давно присматривается к производству техники для экстремальных условий. «Хочется понять требования к технике, — поясняет Алексей Бакулин. – Об этом можно много читать, но пока сам ни посмотришь, ни прочувствуешь, ни пообщаешься с полярниками, не поймешь».



Свои резолюции и прочие идеи, участники саммита планируют доложить президенту Путину, во время телемоста с российской полярной антарктической станции «Беллинсгаузен», который состоится 3 ноября. Для организации этого общения организаторы саммита везут около 300 кг оборудования. Плюс, планируется развернуть палаточный лагерь.

По словам организаторов нашей экспедиции, чтобы производить любую деятельность в Антарктиде, в данном случае элементарную установку палаток, получали разрешение от Росгидромета, завизированное в том числе Минприроды, МИД и Природнадзоре. Для того чтобы подать заявку в Росгидромет необходимо было разработать документ «Оценка воздействия на окружающую среду» в результате предполагаемой деятельности. В разработке этого документа помоги специалисты из института Арктики и Антарктики. Для того чтобы ввезти груз в Аргентину и вывезти ее из Аргентины необходимо было пройти сложную процедуру таможенного оформления: заполнить декларации на ввоз и вывоз. Кроме того, в составе груза содержится опасный груз (тепловые пушки для обогрева палаток) и груз передающий данные (оборудование для телемоста — антенны, модемы, коммутаторы, система видеоконференции). Для оформления этого груза необходимо было получить разрешения о двойном неприменении (о неприменении в военных целях).

О том, с какими еще сложностями столкнутся участники экспедиции, а заодно и пришедшим им в голову идеям, читайте в следующих репортажах.

Подробнее: Коммерсантъ

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.